PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 470
ХудшийЛучший 
Архив старых номеров - Статьи Архива

Другая война: ответный химический удар

Алексей Мелия

Материал предоставил: автор (сайт "Милитаризм")

Источник: публикуется впервые

В двадцатые и тридцатые годы прошлого века, мало кто сомневался, что будущая война будит вестись с применением новых средств вооруженной борьбы: авиации, танков, химии. Политики, военные теоретики, штабные работники, писатели и публицисты, исходили из представления о грядущей войне, как о войне с неограниченным применением химического оружия.

Вот как описывается один из эпизодов войны недалекого будущего в популярной книге 30х годов:

"Попробуем представить себе, как это будет.

Еще неприятельские бомбовозы не показались над городом, а уже дан сигнал воздушной тревоги: протяжно и непрерывно гудят все фабричные сирены в городе, пароходы на реке и паровозы на железнодорожных путях. Они гудят пять минут подряд, и это гуденье значит: "Готовьтесь! Готовьтесь! Враг летит к городу. Через четверть часа он уже может быть тут".

Проходят пятнадцать минут, и, действительно, несколько прорвавшихся вражеских самолетов показываются над городом и начинают сбрасывать бомбы. И тогда раздается сигнал химической тревоги. На заводах бьют молотками в железные листы - далеко разносятся гулкие удары. Опять кричат сирены, но теперь уже коротко и отрывисто. Все в городе слышат их и все понимают, что настал важный день, когда на деле проверяется выдержка и храбрость каждого.

Падают и взрываются бомбы. Чем они начинены? Может быть, самым страшным ядом - ипритом.".

Вторая мировая война показала, что прогнозы, казавшиеся людям того времени полностью обоснованными не подтвердились. Масштабная химическая война так и осталась нереализованной альтернативой. Но что бы понять людей того времени строивших заводы и боевые машины, готовивших армию, принимавших политические решения нужно попытаться понять как они представляли ближайшее будущие, попытаться понять то, что для людей 20х-30х годов было близкой большой войной, а для нас является альтернативной историй.

* * *

После окончания гражданской войны Советская Россия встала перед необходимостью подготовки к новой войне, которая виделась как жестокое столкновение с капиталистическим миром, со всеми его военными и экономическими ресурсами. При этом основываясь на опыте первой мировой войны [1] можно было ожидать масштабного применения химических средств борьбы. Угроза применения химического оружия против СССР усугублялась тем, что предстояло воевать с идеологическим противником и война должна была принять особо ожесточенный характер.

Начавшаяся в 1923-1924 годах комплексная подготовка страны к будущей войне предусматривала мероприятия по химической и защите и подготовку к ответному химическому удару. Причем речь шла именно об ответном ударе, так как по мобилизационному плану 1924 [2] предусматривалось начать подачу в войска БХВ [3] через 9 месяцев после объявления мобилизации, полная мощность производства БХВ достигалась лишь через 18 месяцев после начала мобилизации. Исключительная ориентация СССР на ответный химический удар впоследствии была закреплена как в международных договорах [4], так и в "Системе химического вооружения РККА", в мирное время производство БХВ велось для испытаний и боевой учебы войск, запасы военного значения в мирное время не создавались [5], практически все мощности по производству БХВ были законсервированы и подлежали расконсервации по объявлению мобилизации, это вело к длительным сроком развертывания производства.

С 1924 года начинается освоения промышленной технологии производства наиболее перспективного отравляющего вещества иприта. Работы ведутся собственными силами в Москве и с помощью немецких специалистов в Троцке [6]. Усилия периода восстановления народного хозяйства и первых пятилеток позволили создать к середине 30х годов мощности способные наладить с началом войны выпуск основных видов БХВ, оснастить армию средствами химической защиты и средствами химического нападения.К середине 30х годов сформировалась концепция применения химического оружия в ходе боя и операции. Теория химической войны была отработана на многочисленных учениях и масштабных маневрах середины 30х годов.


личности,которые создавали химзащиту страны:


Яков Моисеевич Фишман.
Родился 11 апреля 1887 года в Одессе. Еврей. С 1904 года член партии эсеров.Окончил в 1905 году 2-ю одесскую гимназию. Арестован за покушение на председателя Одесского отдела "Союза русского народа" Конавницена. Отбывал наказания в тюрьмах и в ссылке в Туруханском крае (1906-1911), бежал в Италию, где окончил химический факультет Неаполитанского университета и Высшею магистратскую школу.С лета 1917 года в Красной гвардии. Член Петросовета, участник штурма Зимнего дворца, член ЦК партии левых эсеров. Участник мятежа левых эсеров в Москве, изготовил ручную бомбу которой был убит граф Мирбах. Заочно осужден на три года тюрьмы, раскаялся. Политработник на фронтах гражданской войны. С 1920 года член ВКП(б). С 1921года по 1925 год в распоряжении Разведывательного управления Штаба РККА. С февраля 1921 года по 1923 год военный атташе в Германии, с 1924 год по 1925 год Италии. С августа 1925 года Начальник военно-химического управления РККА, по совместительству начальник Института Химической обороны (с марта 1928). В 1935 году присвоено звание корпусного инженера. Доктор химических наук с 1936 года. Арестован 5 июня 1937 года. Осужден 29 мая 1940 года на 10 лет ИТЛ. Освобожден в 1947 году. Заведующий кафедрой химии Саратовского института механизации сельского хозяства, доцент Уманского сельхозинститута. В апреле 1949 года сослан в Норильск. Работал заместителяем начальника цеха на хизаводе. В 1955 году реабилитирован с присвоением воинского звания генерал-майор-инженер. Умер 16 июля 1961 в Москве.

В случае применения химического оружия противником войска проводили мероприятия по химической защите и наносили ответный химический удар с применением средств химического нападения.

Основными родами войск применявших средства химического нападения являлась авиация, артиллерия и специальные химические войска.

Применение БХВ авиацией являлась основным способом ответного химического удара. Для нанесения химического удара тяжелые, дальние, скоростные, легкие бомбардировщики, штурмовики и истребители использовали выливные авиационные приборы, авиационные химические бомбы, кассеты с химическими ампулами. Основным средством применение БХВ всеми видами авиации являлись выливные авиационные приборы (ВАП). Их использование позволяло достигнуть массированного и внезапного применения БХВ, заразить большие площади стойкими БХВ или нанести внезапный удар БХВ удушающего и общеядовитого действия. Применение выливных приборов позволяло избежать одного из самых малоосвоенных звеньев производства химического оружия - снаряжения боеприпасов.

Иприт и рецептуры на его основе, являлись основным БХВ для ВАП. Иприт разливался в железнодорожные цистерны на заводе изготовителе и отправлялся на ближайшею к аэродрому железнодорожную станцию. Там он перекачивался в авторазливочную станцию (АРС) представлявшею из себя специально оборудованную автоцистерну. Затем из АРС с помощью заправочных пистолетов происходило наполнение ВАП. При отсутствие АРС или их недостатке БХВ доставлялись на аэродром в бочках или специальных химических контейнерах и разливались в ВАП с помощью ручных насосов и компрессорных установок. Оказавшись над целью экипаж самолета опорожнял ВАП, при этом прицеливание производилось с помощью особой таблицы.

Для снаряжения ВАП использовались прежде всего различные рецептуры на основе иприта: смесь иприта с люизитом, незамерзающий иприт с органическим растворителями, чистый иприт, вязкий иприт. Так же применялись нестойкие ОВ (НОВ) дифосген и синильная кислота.

Применение рецептур на основе иприта происходило с широкого диапазона высот от бреющего полета до 8 000 метров. С больших высот БХВ применяли бомбардировщики СБ, ТБ-3, ДБ-3, ТБ-7 имевшие ВАП больших калибров ВАП-500 и ВАП-1000. СБ действую с высот не более 100 метров могли поражать цели, прежде всего войска на марше, с помощью НОВ: дифосгена и синильной кислоты. Так пара СБ действуя с высоты 30 метров могла создать смертельную концентрацию паров синильной кислоты на площади 30 гектар. Применение дифосгена давала существенно меньший эффект. При этом по взглядам советских военных химиков иностранные противогазы не защищали от действия паров синильной кислоты.


Заправка АРС на базе ЗИС-5 из отапливаемой железнодорожной цистерны. (из фондов РГВА)

Легкие бомбардировщики и в особенности истребители и штурмовики применяли ВАП с меньших высот. И-5,И-15, И-153, И-16 и более поздние варианты истребителей и штурмовиков оборудовались двумя приборами типа ВАП-6, ВАП-6М и обеспечивали эффективное применение только стойких БХВ с высот 25-50м. При больших высотах плотность заражения становилась недостаточной. Два ВАП-6 подвешенные на истребители или штурмовике имели общий объем около 38 литров, они позволяли заразить местность площадью от 2 до 10 гектар в зависимости температуры воздуха, ветра, скорости и высоты полета. Плотность заражение была невысокой и давала приемлемую вероятность легкого поражения только при условии полной внезапности, не позволяющей противнику воспользоваться средствами защиты.

Легкие бомбардировщики применяли рецептуры на основе иприта с малых и средних высот.


Монтаж заправочного пистолета. (из фондов РГВА)

Достоинством ВАП была дешевизна их применения, так как применялась только БХВ без дополнительных затрат на оболочку [7] и снаряжение. При этом использования ВАП только на наружной подвеске и необходимость возвращаться с ними после выполнение задания снижали скорость и дальность самолета, увеличивали вероятность его поражения противником. В связи с этим в предвоенные годы велись работы над ХАРП [8] сбрасываемом после опорожнения и отличавшегося от ВАП меньшей стоимостью, однако значительного распространения они не получили.


Одновременная заправка выливных авиационных приборов с помощью заправочных пистолетов. В центре ведро с хлорной известью, боец-дегазатор наблюдает за ходом заправки. (из фондов РГВА)

Авиация так же применяла химические авиационные бомбы. Осколочно-химические авиабомбы снаряжались обычным ВВ с добавлением адамсита и при небольшом снижение силы осколочного и фугасного действия вынуждали живую силу противника воспользоваться средствами защиты или временно вывести ее из строя при благоприятных условиях. Курящиеся авиабомбы по своему действию походили на шашки ядовитого дыма и снаряжались смесью пороха и адамсита и предназначались для поражения и сковывания противника на небольшом участке местности.

Стойкими и нестойкими БХВ снаряжались авиабомбы калибром от 25 до 500 кг. Авиабомбы снаряжались ипритом и рецептурами на его основе, фосгеном, дифосгеном, синильной кислотой.

ХАБ-25 обр.1938 в основном снаряжалась ипритом Левенштейна [9]. ХАБ-25 предназначалась для заражения железнодорожных станций, переправ, дефиле, аэродромов, поражения живой силы. Площадь заражения составляла 400 кв.м.

Авиабомба ХАБ-100 снаряжались рецептурами на основе иприта (зимний иприт, иприт+люизит), дифосгеном и синильной кислотой.

Авиабомбы калибра 200 и 500 килограмм снаряжались теми же ОВ, что и ХАБ-100. При снаряжении рецептурами на основе иприта применялся как обычный контактный взрыватель, так и дистанционная трубка обеспечивающая подрыв боеприпаса на заданной высоте с последующим рассеиванием капель на площади около 2,5 гектара для ХАБ-200. Авиабомбы с дистанционной трубкой предназначались для использования по колонам войск, резервам и другим скоплениям войск и обозов, заражения железнодорожных станций станций, переправ, дефиле, подступов, районов сосредоточения

Разрыв авиабомбы с дифосгеном и синильной кислотой создавал облако паров БХВ распространявшиеся по ветру и дававшая зону смертельной концентрации глубиной 100-200м. Нахождение противника в окопах, блиндажах и бронетехнике с открытками люками значительно усиливало эффект от действия БХВ и при отсутствии либо неприменении эффективного противогаза с большой вероятностью приводило к смертельному исходу, в то время как при нахождении на открытой местности без противогаза наиболее характерными были средние и тяжелые поражения.

Применялись авиацией и стеклянные и жестяные ампулы снаряженные рецептурами на основе иприта. Стеклянные и жестяные ампулы разбивались при падении и создавали очаги поражения с высокой концентраций БХВ. Попытка преодолеть зону пораженную ампулами могла привести с смертельному поражению. Эскадрилья СБ при ампуламетании создавала участок район заражения 600м на 450м с более чем 5 000 очагов заражения при ампуламетании с высоты 5000м. Применение вязких рецептур иприта в авиаампулах позволяло создавать участки заражения высокой стойкости.

Применение БХВ авиацией происходило как при самостоятельных действиях авиации, так и при совместных действиях с другими родами войск. Химическое оружие могло применятся для поражение политических и экономических центров противника [10] в рамках ответного химического удара, для поражения коммуникаций противника, войск на марше, в обороне и наступлении.

По взглядам середины 30х годов группировка бомбардировочной авиации могла используя стойкие БХВ прорыв фронта на участке обороны стрелкового корпуса. Для этого в ходе массированного воздушно-химического удара создавался район заражения до 30 км по фронту и 10-15 км в глубину. Район заражения создавался с помощью сочетания участков заражения различный плотности и незараженных участков. Поражение войск противника происходило при поливке БХВ с воздуха при неприменении либо отсутствии средств защиты кожи и органов дыхания , при этом происходило массовое поражение конского состава и заражение источников воды и запасов продовольствия. В последующим личный состав постоянно находящейся в противогазах поражался ипритом при контактах с зараженной почвой, техникой, вооружением. По истечении срока сопротивления индивидуальных средств защиты личный состав поражался парами иприта. В результате после суток нахождение в районе заражение стрелковый корпус противника лишился боеспособности.

Для проверки концепции применение воздушно химического удара для прорыва обороны в ходе фронтовой наступательной операции были проведены учения по действию стрелкового полка в обороне в условиях массированного воздушно-химического удара. В ходе учений применялись учебные отравляющие вещества [11]. В ходе учений была установлена невозможность сохранения боеспособности при удержании оборонительного рубежа находящегося внутри района заражения.


Накидка для защиты лошади и всадника от поливки БХВ авиацией. (из фондов РГВА)

Массированное применение стойких БХВ авиацией предусматривалось для прикрытия отхода своих войск и для обеспечения флангов наступающей группировки. Для этого авиация создавала район заражения 20-30 км по фронту и 10 км в глубину.

Авиация применяла БХВ для ударов по железнодорожным станциям, складам, переправам, войскам на марше, по отдельным участкам оборонительных позиций. Наибольший эффект должен был достигался при ударах по железнодорожным станциям если применение БХВ сочеталась с обычными бомбами. Применение БХВ по войскам на марше давала наибольший эффект в летнее время, причем в наибольшей степени страдал конский состав. Наиболее трудной задачей было поражение бронетехники. Для поражения экипажа танка необходимо было создать плотность заражения 50 г/кв.м. и более, в этом случае некоторое количество иприта проливалось сквозь различные отверстия танка и могло вывести из строя экипаж. Такая плотность заражения была недостижима для штурмовиков и для эффективной химической атаки на танковые колонные должна была использоваться бомбардировочная авиация действующая с малых высот.

Для поражения переднего края обороны противника использовались преимущественно химические авиабомбы, так как они давали наибольшею точность и создавали наименьшею угрозу для своих войск, так же могли использоваться и авиационные ампулы.

Так согласно плану тактической подготовки удар по району обороны стрелкового батальона наносился эскадрильей СБ с использованием ХАБ-500 снаряженных смесью иприта и люизита, бомбы имели дистанционную трубку. Высота бомбометания 4000 м, высота подрыва 250-300 м.

Для атаки стрелкового полка в наступлении предусматривалось привлечение полка СБ. Самолеты вооружены ВАП со смесью иприта и люизита. Высота опорожнения ВАП 5000 м.

Для поражения небольших по размеру целей могли использоваться реактивные снаряды в химическом снаряжении.

Допускалась возможность использования ВАП в воздушном бою.

Для обеспечения применения авиацией БХВ, в случае применения БХВ противником, а авиационных частях создавались запасы химического имущества, проводилось обучение личного состава. Наряду с созданием специальных химических полков, во всех авиационных полках имелись запасы химического имущества, согласно норм химвооружения от 31.1.1939г. предусматривалось вооружения ВАП 50% самолетов штурмовой авиации, 50% легкобомбардировочной и войсковой авиации. В скоростных бомбардировочных полках и в истребительной авиации ВАП должен был быть оборудован каждый третий самолет. Удовлетворительный уровень химической подготовки в предвоенные годы был характерен только специализированных химических авиаполков. В остальных авиачастях химимущество как правило лежало мертвым грузом, личный состав практически не имел навыков обращение с ним, имущество находилось в плохом состоянии, часто наблюдался некомплект химимущества, наиболее тяжелой была со средствами заправки ВАП.

Для применения БХВ артиллерия имела на вооружении различные типы снарядов. Для 76мм полковой пушки, для 76мм дивизионных и горных пушек, для 122 мм пушки 31/37г. был предусмотрен только осколочно-химический снаряд. К 122 мм гаубице 10/30г., к 122 мм гаубице 38 г., к 152 мм гаубице 09/30г., К 152 мм гаубице 38г., к 152 мм гаубице-пушке 34/37г. предусматривались осколочно-химические и химические снаряды. Химические снаряды снаряжались фосгеном, дифосгеном, рецептурами на основе иприта. Снаряды с фосгеном и дифосгеном были эффективны только при условии массированного применения. В этом случае удавалось создавать ядовитое облако. Снаряды, снаряженные рецептурами на основе иприта, применялись для создания участков заражение в тех случаях, когда этого не могли сделать авиация и химвойска войска. Участки заражения могли создаваться на флангах в наступлении или для изнурения противника на стабильных участках фронта, для вынуждения противника покинуть выгодную позицию, на участке прорыва противника в обороне.

Возможно было применение снарядов с рецептурами на основе иприта для поражения отдельных целей, например ДОТов. Ипритовое пятно образовавшие в районе ДОТа, должно было вынудить гарнизон использовать в течении длительного времени средства химической защиты.

Химические войска решали задачи по применению химического оружия в ходе боя и операции, обеспечивали защиты своих войск при применении химического оружия противником. Основной формой применения химического оружия в бою являлось создание участков заражения. Участки заражения создавались перед передним краем обороны, либо для прикрытия фланга в наступлении. Участки заражения могли сочетаться с различными инженерными заграждениями. Прикрытие участка заражение огнем должно было вынудить противника залечь на участке заражение и получить поражение от контакта с зараженной почвой. Наибольшую эффективность давало создание участка заражения на участках местности с высокой травой или кустарником. Преодоление такого участка заражения без комбинезона с высокой вероятностью вело к поражению. Глубина участка заражения составляла обычно около 25 метров, возможно, было сочетания нескольких полос заражения. Для создания участков заражения использовались различные рецептуры на основе иприта.

Стремление освоить производство иприта в максимально сжатые сроки привело к тому, что на наших предприятиях существовала технология предусматривавшая выпуск иприта с высоким содержанием примесей придававших иприту яркий желтоватый цвет и резкий запах. Запах ощущался на сотнях метров от участка заражения да же в зимних условиях. При использовании смеси иприта и люизита запах усиливался. Запах демаскировал участка заражения и позволял противнику подготовится к его преодолению. В участках заражения могли оставаться проходы для своих войск, при приближение противника проходы закрывались с помощью заранее заложенного химического фугаса, позволявшего производить мгновенное заражение 250-300 кв.м.

Для создания участков заражения применялась различная техника от ручных приборов емкостью 16 литров, до боевых химических машин (БХМ) на базе грузовиков и танков. БХМ использовались для заражения местности стойкими БХМ, для дегазации местности жидким дегазатором, для постановки дымовой завесы, БХМ на основе танков могли использоваться для огнеметания. БХМ создавали полосу заражения шириной до 25 м с плотностью заражения до 50 г/кв.м. Но вооружении состояли БХМ на базе танка Т-26 с емкостью резервуаров около 360-380 литров и БХМ на базе грузового автомобиля горьковского завода с емкостью резервуара около 800 литров.


ХТ-26 образца 1938 года. (из фондов РГВА)

Широко применявшееся в годы первой мировой поражение противника газопуском отошло в прошлое, вместо громоздких баллонов для создания ядовито-дымовой волны должны были применятся шашки ядовитого дыма снаряженные адамситом и хлорацетофеноном.

К середине 30х годов сформировалась концепция оперативного использования химвойск. Формами оперативного использования химвойск было создание района заражение и прикрытие района заражения во взаимодействии с пехотой, артиллерией авиацией и мехвойсками.

Районы заражения имели протяженность пофронту до 30 км и в глубину до 10-12 км. Районы заражения создавались химвойсками с помощью БХМ и АРС, представляли из себя комбинацию участков заражения и незараженных участков местности. Для создания районов заражения в зависимости от условий местности, метеоусловий, хода боевых действий требовалось от 600 до 1500 тонн стойких рецептур БХВ на основе иприта. Районы заражения имели стойкость от 2-3 дней до нескольких недель в зависимости от метеоусловий, применяемых рецептур и условий местности. Преодоление района заражения дополнительно затруднялось созданием в районе заражения инженерных заграждений и действиями сил прикрытия района заражения. Силы прикрытия в состава мото-мехчастей, авиации, дальнобойной и противотанковой артиллерии должны были вынуждить противника вступить в бой на местности, зараженной стойкими БХВ, воспрепятствовать проведению дегазации, а так же попыткам преодолеть район заражения сходу с использованием автомобилей.


Заправка БХМ на базе танка (слева) и автомобиля (справа) стойким отравляющим веществом из АРС.(из фондов РГВА)

Создание районов заражения предусматривалось как на этапе сосредоточения и стратегического развертывания войск, так и на этапе после вступление в боевые действия основных сил.

На этапе сосредоточения и стратегического развертывания районы заражения использовались для:

- прикрытия сосредоточения и стратегического развертывания своих войск

- для затруднения развертывания войск противника

- для обеспечения захвата рубежей и пунктов оперативного значения, с целью вынудить противника перенести развертывание вглубь своей территории

После вступления в боевые действия основных сил районы заражения использовались для:

- обеспечения стыков между фронтами

- обеспечения фланга фронта или армии в наступлении и обороне

- в оборонительно-отступательной операции для замедления продвижения противника и затруднения его действий.

В июле 1936г. под Москвой было проведено опытное учение на тему создание района заражения во взаимодействии с войсками прикрытия и преодоление района заражения. Оперативны замысел учений состоял в следующем: синие опережают красных в развертывании, нацеливают свою ударную группировку на нанесение сокрушительного удара по не закончившим сосредоточение красным. Командование красных с целью сохранения инициативы и высвобождение в свою ударную группировку значительных сил - решило создать мощный район заражения. Для решения этой задачи привлекалось две меххимбригады с частями прикрытия и сильной штурмовой авиацией. Все силы сводились в самостоятельную оперативную механизированную группу под общим командованием одного из командиров механизированных химических бригад. Для прикрытия района заражения красные выделяли силы в составе авиахимбригады, корпусного артполка, саперной роты и кавэскадрона.

В ходе учения войска, преодолевающие район заражения вступали в бой с силами прикрытия, действующими в районе заражения, обстреливались артиллерией и подвергались авианалетам. В результате бойцы, преодолевающие район заражения, были вынуждены применятся к местности и поражались ипритом. По заключению посредников: "Защитные накидки и оружие были вымазаны в иприте [12], и не достигали своей цели, будучи продырявлены и прорваны при применении к местности, а оружие почти сплошь также было заражено. Поэтому защитные накидки уже оказывались недействительными и бойцы вместо них стали пользоваться шинелями, продетыми на палки." При углублении в район заражения на 5 км все бойцы применявшиеся к местности были поражены капельножидким ипритом. Лица не применявшиеся к местности (например ехавшие верхом) и одетые в импрегнированное обмундирование для защиты от паров иприта, были поражена уже парами, так, как защитная мощность иссякла.

Попытка продвижения на автомашинах двух рот успеха не имела, так как по yим был открыт пулеметный и артиллерийский огонь. Бойцы сил прикрытия имели олифованные и прорезиненные комбинезоны, позволяющие избежать поражения кожи при ведении боя в районе заражения.

Применение химических войск в условиях отступательно - оборонительной операции отрабатывалось на маневрах МВО 1936. В ходе маневров красные прорвав фронт синих ввели в прорыв механизированных корпус, на направлении удара мехкорпуса готовилась высадка воздушного десанта, так же готовится ввод в прорыв Первой Московской Пролетарской дивизии (красные), которая на грузовиках перебрасывается из Москвы [13]. Оказавшейся на северном фланге прорыва стрелковый полк синих отступал под ударами стрелковой дивизии красных. Химическая бригада синих создала на пути отхода полка район заражения с фронтом 22 км и глубиной 10 км. Полк синих отступил через оставленные в районе заражения проходы. Последними отошли химические танки из состава химбригады, отступающие танки закрывают проходы. Местность района заражения преимущественно покрытая лиственным лесом. Заражению подвергались опушки лесов и дороги. Открытые участки и лесные массивы оставались незараженными [14].

Исключения составляли отдельные участки отрытый местности, которые заражались в интересах сил прикрытия района заражения. Для прикрытия участка заражения была выделена группа из состава химбригады, химические и линейные танки для боя в районе заражения не выделялись. Обнаружив западный рубеж района заражения и не зная его глубины, дивизия синих начинает форсирование района заражения, личный состав применяет индивидуальные средства защиты. Выйдя из участка заражения полк синих приступает к подготовке оборонительного рубежа. Несмотря на наличие приданной химроты дивизия красных несет при форсировании района заражения огромные потери. Хотя сопротивления со стороны синих практически не оказывалось (выделенная для прикрытия района заражения группа отступила при первом столкновении с передовым отрядом красных) стрелковая дивизия красных потеряла 80 процентов личного состава. Основной причиной потерь было исчерпание защитных свойств индивидуальных средств защиты.

Выйдя из района заражение, остатки стрелковый дивизии красных пытаются атаковать позиции синих, но терпят поражение, дивизия считается полностью уничтоженной. В ходе маневров 1936 были продемонстрированы большие возможности применения химического оружия в обороны в условиях маневренной войны [15].

Особенностью концепции применения химвойск была идея об их двойном применении, предусматривавшая их действия и в ходе обычной войны, и в ходе войны с применением химического оружия. АРС и БХМ на базе грузовиком могли использоваться как топливозаправщики и постановщики дымовых завес, БХМ на базе танков могли использовался для огнеметания и постановки дымовых завес.

* * *

В 20-30х годах прошлого века в нашей стране была создана химическая промышленность способная в случае войны практически полностью удовлетворить потребности армии в боевых химических веществах. Разработана концепция применения химического оружия в бою и опреции. Достигнута достаточно высокая готовность вооруженных сил к использованию средств химического нападения и химической защиты. В основе советской химической доктрины лежала концепция ответного химического удара. В мирное время проводилась подготовка личного состава, создавались запасы средств защиты и средств применения боевых химических веществ. При этом значительных запасов отравляющих веществ в мирное время не создавалась, производство отравляющих веществ должно было развернутся после начала мобилизации на основе использования законсервированных производственных линий.

В этой статье освящены лишь отдельные эпизоды подготовки нашей страны к возможности втягивания в неограниченную химическую войну. За рамками данной статьи остались важнейшие вопросы химической защиты войск, комплексной подготовки страны к защите от воздушно-химического нападения, целью которого по предвоенным взглядам могло стать практически все городское населения СССР и миллионы сельских жителей. Не рассказано здесь и о людях ценой своего жизни и здоровья предотвративших химическую войну, а возможно и ядерные удары в первые послевоенные годы. Это ученые, рабочие и инженеры осваивавшие технологию производства отравляющих веществ, военные проверявшие средства химической защиты, подростки в военные годы вставшие к аппаратам расконсервированных после объявления мобилизации ипритных цехов. Благодаря этим людям миллионы противогазов так и пролежали на складах до истечения срока хранения.

В заключение хочу привести отрывок из отчета 1935 года, в котором рассказывается об одном маленьком, обыденном для того времени подвиге:

"Находившейся в районе мешенной обстановки Начальник Санчасти Академии [16] д-р Гончаров сидел по-турецки спиной к ветру со всеми мерами ПХО, накрывшись накидкой комсоставского образца, ощущал падение Иприта в виде дождя и слышал удары капель. Через 4 минуты после прекращения поливки д-р Гончаров встал. К этому времени все капли иприта и легкий туман осели на снежный покров. При нахождении в парах иприта в течении 20-ти минут руки без перчатки поражения кожи не обнаружено. 50% площади накидки залито ипритом.

Проба снега, взятая в районе поражения крупными и средними каплями дала плотность 18-20 гр./м. кв."


При подготовки статьи использовались документы из фондов Российского государственного военного архива и Российского государственного архива экономики.

Ссылки по тексту

    [1] За годы первой мировой войны было произведено 123 тыс.т удушающих ОВ, 13 тыс.т. раздражающих ОВ, 12 тыс.т. кожно-нарывных ОВ. Общее число пораженных ОВ составило 1 300 тыс.чел из них 90 тыс. со смертельным исходом
    [2] Наиболее раннему мобилизационному плану.
    [3] Боевых химических веществ.
    [4] Женевское соглашение 1925 года ратифицировано СССР в 1928г.
    [5] Имевшихся к началу войны запасов БХВ было достаточно для одного-двух дней активных боевых действий авиации и химвойск, например в период прикрытия мобилизации и стратегического развертывания, затем нужно было ожидать развертывания производства БХВ и их поставку в войска.
    [6] Ныне Чапаевск.
    [7] Авиабомба, снаряд, мина, ампула.
    [8] химический авиационный прибор разового применения
    [9] Иприт изготовляемый по старой технологии освоенной в 1924 году, отличался высокой кислотностью и выпадением осадка серы при хранении, являлся наиболее массовым БХВ.
    [10] Отработка применения авиации для удара по экономическому и политическому центру было одной из задач больших авиационных маневров 1936 года.
    [11] Для имитации иприта использовалась вода с добавленьем хлористого кальция или хлористого натрия, глицерина, красителя.
    [12] На учениях применялись учебные ОВ.
    [13] Фронт синих проходил восточнее Москвы.
    [14] В ходе маневров применялись учебные ОВ.
    [15] Концепция применения химвойск в последующие годы претерпела значительные изменения, но собранных материалов пока не достаточно для ответов на многие вопросы связанные прежде всего со структурными изменениями химвойск.
    [16] Химическая академия РККА им. К.Е.Ворошилова

Использованная литература:

    Савельев Л. Рассказы о мировой войне - М.: / Л.: Детгиз, 1937. (http://militera.lib.ru/h/savelyev/)

    Пырьев Е. Резниченко С. Бомбардировочное вооружение авиации России 1912-1945гг. М., 2001.

    Прокофьева Е.Ю. Возникновение и развитие военно-химической промышленности самарской губернии (1911-1941). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Самара.,1999.

 
нравится ли Вам новое на Альманахе
 

Реклама:
На сайте собрано порядка 1500 тем для статусов и цитат