PDF Печать E-mail
Рейтинг пользователей: / 440
ХудшийЛучший 
Архив старых номеров - Статьи Архива

Гибель пакистанской подводной лодки "GHAZI"

Exeter

Материал предоставил: автор

Источник: публикуется впервые, написано специально для "Альманаха"

Гибель пакистанской подводной лодки Ghazi в ходе индо-пакистанского вооруженного конфликта в декабре 1971 года остается единственным случаем потери подводной лодки, находящейся в подводном положении, в боевых действиях на море после Второй мировой войны Подробные обстоятельства этого инцидента до сих пор остаются малоосвещенными в отечественной литературе.

Как уже говорилось в предшествующей статье автора, S 130 Ghazi (бывшая американская SS 479 Diablo типа Tench постройки времен Второй мировой войны) стала первой подводной лодкой пакистанского флота. Она была официально передана ВМС Пакистана по американской программе военной помощи (MDAP) в Нью-Лондоне 1 июня 1964 года в долгосрочную аренду после капитальной модернизации по варианту "Fleet Snorkel". В сентябре 1965 года лодка без особых успехов приняла участие во второй индо-пакистанской войне, совершив два боевых похода к Бомбею и предприняв 22 сентября безрезультатную торпедную атаку на индийский фрегат Brahmaputra. После конфликта 1965 года роль Ghazi (название означает "Защитник веры") ограничивалась подготовкой кадров подводников для заказанных во Франции трех подводных лодок типа Daphne, а также обеспечения противолодочной боевой подготовки надводных сил пакистанского флота.

К 1968 году техническое состояние и без того старой лодки значительно ухудшилось. Ситуация осложнялась введенным с 1965 года американским эмбарго на поставку Пакистану вооружения и военного оборудования, вызвавшим нехватку запчастей. В этих условиях правительство Пакистана достигло соглашения о проведении среднего ремонта Ghazi в Турции. Поскольку Суэцкий канал с июня 1967 года был закрыт вследствие превращения в линию противостояния египетских и израильских войск, то потребовался специальный предварительный ремонт Ghazi в Карачи с целью обеспечения возможности для нее совершить длительный переход вокруг мыса Доброй Надежды. Лодка успешно прибыла в Турцию 6 марта 1968 года, и по завершении всех работ вернулась тем же путем в Карачи 2 апреля 1970 года. В ноябре 1971 года Ghazi прошла в Карачи очередной доковый ремонт.


Американская подводная лодка SS 479 Diablo до модернизации и передачи ее ВМС Пакистана

В ходе среднего ремонта в Турции Ghazi прошла также некоторую модернизацию под новые задачи, возлагавшиеся на нее ВМС Пакистана. После вступления в строй трех новых подводных лодок Daphne, старую Ghazi было решено использовать в военное время главным образом для минных постановок и обеспечения действий сил специального назначения. Серьезным преимуществом ее здесь перед средними субмаринами французской постройки были большие размеры (и относительно большая вместимость), а также значительная дальность плавания, позволявшая без проблем оперировать в том числе и в Бенгальском заливе. Впрочем, последнее обстоятельство делало Ghazi по-прежнему ценной единицей и для применения в торпедном варианте.

Именно значительный радиус действия Ghazi и выдвинул ее на первое место в планах действий ВМС Пакистана в надвигавшемся осенью 1971 года вооруженном конфликте с Индией по поводу индийского вмешательства в Восточном Пакистане. После того, как в начале августа 1971 года индийский авианосец Vikrant был переведен из Бомбея в состав Восточного военно-морского командования с целью возможных действий против Восточного Пакистана, руководство пакистанского флота было вынуждено в некоторой степени пересмотреть план развертывания своих подводных сил, главной целью которого всегда оставался Vikrant как корабль, обеспечивающий индийскому флоту решающее превосходство над пакистанским. Вследствие того, что лодки типа Daphne имели недостаточную дальность для действий у восточного побережья Индии, то Ghazi неизбежно отводилась роль единственной "длинной руки" ВМС Пакистана, способной достать вражеский авианосец в любой точке Бенгальского залива. Следует отметить, что сами командиры пакистанских подводных лодок отрицательно отнеслись к планам насчет действий Ghazi в Бенгальском заливе, считая, что действия этой старой субмарины с изрядно изношенными механизмами будут неизбежно затруднены отсутствием средств снабжения и обеспечения, а также слабостью ремонтных средств Читтагонга в Восточном Пакистане, который предполагалось использовать в качестве передовой базы. Тем не менее, по большому счету у ВМС Пакистана не было другого средства, которые они могли бы противопоставить Индии на Востоке.

Официальная история пакистанского флота говорит о посылке Ghazi в Бенгальский залив:
"Стратегическая разумность такого решения никогда не подвергалась сомнению. Ghazi была единственным кораблем, обладающим достаточной дальностью плавания и способностью действовать в удаленных водах, где господствует противник. Было известно о присутствии в том районе такой выгодной цели как авианосец Vikrant, гордости индийского флота. План имел все элементы смелости и неожиданности, необходимые в ситуации, когда обстановка благоприятствует врагу. Действительно, один удар, который могла бы нанести Ghazi, способный потопить или хотя бы повредить индийский авианосец, был бы достаточен, чтобы опрокинуть все планы индийского флота. Ситуация в Бенгальском заливе была бы решительно изменена."


пакистанская ПЛ "Ghazi"

Поскольку пакистанская сторона предполагала, что авианосная группа во главе с Vikrant будет базироваться на Мадрас или Вишакхапатнам, то перед Ghazi была поставлена задача произвести минную постановку перед тем из этих портов, о нахождении в котором авианосца лодка будет проинформирована в соответствующий момент вымшим командованием, после чего находиться перед одним из этих портов на позиции, обозначенной, соответственно, как "M" (Mike") или "V" ("Victor"). В то же время, согласно данным корабельного журнала лодки, поднятого индийцами, Ghazi за все время своей службы в пакистанском флоте ни разу не выполняла учебных минных постановок.

Развертывание пакистанских подводных сил началось заблаговременно с середины ноября 1971 года. Ghazi под командованием коммандера Зафара Мохаммед Хана, только что прошедшая плановый ремонт, покинула Карачи первой 14 ноября. Экипаж субмарины насчитывал 82 человека. Точный состав вооружения лодки в этом походе автору не удалось обнаружить ни в одном источнике - достоверно известно только, что только в двух носовых торпедных аппаратах были торпеды, а в четырех остальных находились донные мины - предположительно, американские Мк 17 времен Второй мировой войны с магнитно-акустическим взрывателем. Согласно индийским данным, эти мины были приобретены в Турции во время прохождения там лодкой среднего ремонта. Какое оружие находилась на стеллажах в первом отсеке также неясно. В четырех кормовых торпедных аппаратах, по-видимому, находились торпеды.


пакистанская ПЛ "Ghazi"

Выйдя из Карачи, Ghazi направилась на юг, держась межу 64 и 65 градусами восточной долготы. 16 ноября лодка была на широте Бомбея. На широте Мангалора субмарина повернула на юго-восток, подойдя затем к небольшому острову Миникой (самому южному из группы Лаккадивских островов) с целью определения своего места. Затем лодка в ночь с 19 на 20 ноября обогнула с юга Цейлон и легла на север-северо-запад, подойдя к Мадрасу 23 ноября. Весь этот 2200-мильный переход Ghazi проделала на относительно высокой скорости для подводной лодки периода Второй мировой войны (пусть даже и модернизированной) - в среднем 10 узлов. Предположительно, субмарина шла большей частью в подводном положении со скоростью 8 - 9 узлов, ночью для подзарядки всплывая на поверхность, где держала ход 11,5 - 12 узлов. Устройство РДП, по-видимому, не использовалось - с ним лодки модификации "Fleet Snorkel" были способны развивать не более 6,5 узлов (последнее заставляет усомниться в утверждении индийских источников, что Ghazi совершала этот переход преимущественно под РДП).

В продолжение перехода лодка получила три радиограммы из штаба ВМС Пакистана от командования подводными силами.

22 ноября в 17.20 приказ подводным лодкам о занятии позиций:

    FROM COMSUBS TO SUBRON-5 INFO PAK NAVY DTG 221720 NOV 71 FOLLOWING AREAS OCCUPIED:
    1. PAPA ONE, TWO, THREE, FOUR.
    2. PAPA FIVE, SIX, SEVEN, EIGHT.
    3. BRAVO ONE, TWO, THREE, FOUR, FIVE, SIX.
    4. MIKE

Позиции "P" ("Papa") находились у побережья Пакистана (предположительно, первые четыре выделялись для подводной лодки S 132 Shushuk, а четыре другие для S 131 Hangor), на позициях "B" ("Bravo") у Бомбея развертывалась подводная лодка S 133 Mangro, а позиция "M" ("Mike"), как уже говорилось, предназначалась для Ghazi.

Спустя пять часов (в 22.17) обеим подводным лодкам, выдвигавшимся к индийскому побережью, был дан приказ о приведении оружия в боевую готовность:

    FROM COMSUBS TO GHAZI MANGRO INFO PAK NAVY DTG 222117 NOV 71
    ARM ALL TORPEDOES.

23 ноября, когда в Пакистане было объявлено чрезвычайное положение, всем лодкам в 19.05 был отдан приказ о "предварительной готовности":

    FROM COMSUBS TO SUBRON-5 INFO PAK NAVY DTG 231905 NOV 71
    ASSUME PRECAUTIONARY STAGE

На все эти приказания, насколько можно судить по пакистанской официальной истории, Ghazi отвечала квитанциями о получении.

С 23 по 25 ноября Ghazi маневрировала на позиции "Mike" вблизи Мадраса, держались на удалении 12 - 15 миль от входа в порт и отходя на 10 - 15 миль в обе стороны от оси фарватера.

Вечером 25 ноября подводная лодка получила последнюю радиограмму - о местонахождении индийского авианосца в Вишакхапатнаме с приказом немедленно следовать в этот район:

    FROM COMSUBS TO GHAZI INFO PAK NAVY DTG 252307 NOV 71
    OCCUPY ZONE VICTOR WITH ALL DISPATCH
    INTELLIGENCE INDICATES CARRIER IN PORT.

Согласно пакистанским данным, Ghazi так и не передала подтверждение на получение радиограммы от переходе на позицию "Victor". Именно тогда в штабе в Карачи появились первые опасения за судьбу субмарины. Тем не менее, Ghazi совершила переход к Вишакхапатнаму (340 миль от Мадраса) в течение 26 - 27 ноября. У этой базы лодка заняла небольшую по размерам позицию непосредственно у входа в гавань, постоянно держась в радиусе двух миль от точки, расположенной всего в трех - четырех милях восточнее входного бакена ведущего в порт пятимильного фарватера. В течение пяти суток здесь Ghazi ожидала приказа о начале боевых действий.


текст последней телеграммы, поднятый с борта затонувшей ПЛ "Ghazi"

Однако ни командир Ghazi, ни пакистанское морское командование вообще даже не подозревали, что авианосца Vikrant в Вишакхапатнаме не было.

Руководство ВМС Индии с самого начала осознавало, что пакистанцы неизбежно будут вынуждены выслать в Бенгальский залив подводную лодку Ghazi в качестве единственного своего корабля, который мог действовать в этих водах. Опасаясь прежде всего возможной атаки против своего авианосца в базе пакистанскими подводными диверсионными силами и средствами, могущими быть доставленными Ghazi, индийское командование предприняло заблаговременные меры по уводу авианосной группы Vikrant на период, предшествующий началу боевых действий, на секретную якорную стоянку у Андаманских островов, обозначенную как "X-Ray". Еще 13 ноября Vikrant с кораблями охранения вышел из Мадраса к этой точке. Одновременно были предприняты целенаправленные действия по дезинформации противника, призванные дезориентировать его относительно действительного местонахождения авианосца, и внушить пакистанцам уверенность в том, что он находится в Вишакхапатнаме. Имитировался интенсивный радиообмен в этом районе. У частных подрядчиков были размещены заказы на поставку в Вишакхапатнам большого количества продовольствия, особенно мяса и свежих овощей, якобы предназначенного для кораблей Восточного флота - о чем "прямо говорили" на местном базаре. Индийскими высокопоставленными офицерами велись "неосторожные" служебные переговоры по телефону между Вишакхапатнамом и Мадрасом об обеспечении базирования кораблей, включая Vikrant, в этих базах, и о якобы предполагаемом переходе авианосца из Вишакхапатнама "обратно" в Мадрас. Из Вишакхапатнама была послана частная телеграмма будто бы от одного из моряков авианосца, осведомляющегося о здоровье своей больной матери. Все эти мероприятия увенчались полным успехом - как уже говорилось выше, 25 ноября пакистанское командование направило Ghazi к Вишакхапатнаму, сообщив, что "разведка указывает на нахождение авианосца в порту" ("INTELLIGENCE INDICATES CARRIER IN PORT").

Одновременно индийцы предпринимали возможные меры по противодействию вражеской субмарине. Все рыбачьи общины на побережье были проинструктированы относительно определения возможных признаков нахождения подводной лодки с задачей информирования об таковых военно-морского командования. В самом же Вишакхапатнаме для обеспечения защиты подходов к базе в течение ноября был дислоцирован старый эскадренный миноносец D 41 Rajput (командир - лейтенант-коммандер Индер Сингх).

Согласно индийским источникам, впервые Ghazi была обнаружена индийцами еще у побережья Цейлона, однако ничего не говорится о способах обнаружения - можно предположить, что средствами радиоразведки были запеленгованы радиопередачи лодки. 1 декабря около 16.00 командующий Восточным флотом вице-адмирал Н.Кришнан проинформировал командира Rajput лейтенант-коммандера Сингха о возможном нахождении неприятельской подводной лодки в районе между Мадрасом и Вишакхапатнамом. С целью дальнейшего введения противника в заблуждение, Кришнан приказал эсминцу совершить переход к Мадрасу, имитируя при этом радиопередачи авианосца Vikrant, обозначив тем самым "возвращение" авианосца в Мадрас. После этого Rajput должен был возвратиться в Вишакхапатнам. При этом Rajput имел право применения оружия в случае обнаружения подводной лодки.

После полудня 2 декабря Rajput вышел из Вишакхапатнама и прошел к Мадрасу, имитируя радиопередачи Vikrant. Неясно, было ли это мероприятие "замечено" пакистанской стороной. К 19.00 3 декабря эсминец возвратился в Вишакхапатнам. Одновременно, в связи с резким обострением обстановки на границе Индии с Восточным Пакистаном, главные силы Восточного флота во главе с Vikrant, соблюдая полное радиомолчание, 2 декабря вышли с Андаманских остров курсом на север к побережью Восточного Пакистана. Третья индо-пакистанская война стала неизбежной, и вечером 3 декабря пакистанские вооруженные силы перешли к широкомасштабным боевым действиям против Индии на Западе. Пакистанский флот был извещен о начале войны своим командованием в 18.45 3 декабря 1971 года.

Поскольку индийская авианосная группа в это время уже подходила к Кокс-Базару на побережье Восточного Пакистана и вскоре должна была атаковать неприятеля, то дальнейшая дезинформация относительно ее местонахождения уже утрачивала всякий смысл, и командующий Восточным флотом принял решение выслать эскадренный миноносец Rajput из Вишакхапатнама на усиление эскорта авианосца. Сразу по прибытии эсминца в порт, Сингху было приказано немедленно принимать топливо и пресную воду, после чего идти на соединение с главными силами Восточного флота. Пока корабль бункеровался, его команда периодически сбрасывала за борт подрывные заряды в качестве меры противодействия предполагаемым пакистанским боевым пловцам. В 23.40 3 декабря, приняв на борт лоцмана, Rajput двинулся по фарватеру к выходу из Вишакхапатнама.


карта последнего похода ПЛ "Ghazi"

В это самое время пакистанская подводная лодка Ghazi приближалась на перископной глубине к противоположному концу фарватера. Несомненно получив оповещение о начале боевых действий, ее командир Зафар Мохаммед готовился выполнить первую из своих боевых задач - осуществить постановку мин. Поскольку все навигационные огни были погашены индийцами еще вечером, то, судя по всему, командиру при приближении к используемому в качестве ориентира входному бакену приходилось часто пользоваться перископом, пытаясь рассмотреть что-либо во мраке тропической ночи.

Командир эсминца Rajput должен был высадить лоцмана у входного бакена по прохождении фарватера. Однако, опасаясь (и совершенно справедливо!) того, что Ghazi, скорее всего, именно там и подкарауливает выходящие из гавани суда, Сингх высадил лоцмана после прохождения только половины пути в фарватере, после чего двинулся со все увеличивающейся скоростью к выходу с фарватера. Ровно около полуночи, вскоре после прохождения входного бакена, вахта правого борта сообщила о буруне на поверхности воды право по носу. Сингх, изменив курс, на полном ходу пересек указанную точку и приказал сбросить в этом месте две глубинные бомбы, что и было сделано. Взрывы были "оглушительными", а корабль испытал серьезное сотрясение. Однако никаких видимых результатов эта атака не дала. Rajput обследовав некоторое время район сброса бомб, больше не установил никакого контакта - ни визуального, ни акустического. Спустя несколько минут эскадренный миноносец продолжил свой путь к побережью Восточного Пакистана.

Атака Rajput до сих пор является ключевой из загадок, связанных с гибелью Ghazi. До сих пор в индийских источниках сохраняется неясность относительно точного времени этой атаки - произошло ли это ровно в полночь или все же ближе к 00.15 4 декабря. Сам Сингх в своих воспоминаниях говорит противоречиво - "приблизительно в полночь", но в то же время "когда шло обращение премьер-министра". Но дело в том, что намеченное ровно на полночь радиообращение премьер-министра Индии Индиры Ганди к нации по поводу начала войны с Пакистаном было задержано именно примерно до 00.15. И именно в эту минуту, по многочисленным свидетельствам, в акватории залива Визаг раздался оглушительный взрыв.

Взрыв был слышен на расстоянии несколько миль - причем даже в самом Вишакхапатнаме дребезжали стекла. Некоторые местные жители решили, что началось землетрясение. Таким образом, неочевидно, был ли этот взрыв тот же, что слышали моряки Rajput, сбросив две глубинные бомбы, или он произошел уже после атаки эсминца. В втором случае непонятно, почему этот взрыв не был отмечен Сингхом, ибо вряд ли эсминец удалился к этому времени на сколько-нибудь значимое расстояние.


поднятые обломки с затонувшей ПЛ "Ghazi"

Так или иначе, первые подозрения относительно природы взрыва зародились у индийского командования на берегу практически сразу же. Наутро совместно с рыбаками было произведено обследование залива. Находки не заставили себя долго ждать - вскоре рыбаки принесли два спасательных жилета с американской маркировкой и сообщили о большом нефтяном пятне и о всплывающих обломках. Утром 5 декабря к указанному месту вышел сторожевой катер P 3136 Akshay (типа Ford; командир - лейтенант С.Д.Мор) с группой водолазов на борту во главе с лейтенантом Саджаном Кумаром. Уже первый же погрузившийся водолаз сообщил о том, что на дне на глубине 17 фатомов (30 метров) лежит подводная лодка. Второй водолаз определил ее размеры как "большие". Наконец, погрузившийся лично лейтенант Кумар, уже имевший на катере досье на Ghazi с ее фотографиями с различных курсовых углов, обойдя вокруг затонувшей субмарины, точно опознал ее как Ghazi. В 09.14 радиограмма об этом была послана в штаб Восточного военно-морского командования. Координаты затонувшей лодки были определены как 17 град. 40 мин. 8 сек. с. ш. и 83 град. 21 мин. в. д. Тогда же было установлено, что затонувшая лодка имеет сильнейшие повреждения носовой части.

6 декабря к месту катастрофы прибыло срочно выведенное по такому случаю накануне вечером из сухого дока Вишакхапатнама индийское спасательное судно подводных лодок Nistar. На затонувшей субмарине начались интенсивные водолазные работы. Внешнее обследование показало, что корпус лодки на протяжении примерно 200 футов своей 300-футовой длины не поврежден, но носовые 100 футов вплоть до ограждения рубки представляют собой зону сплошных разрушений, причем, судя по их характеру, явно вследствие внутреннего взрыва. Первые 15 - 20 футов корпуса практически отсутствовали, на протяжении следующих 15 - 16 футов корпус был как бы вскрыт изнутри мощным взрывом. Перископ был в поднятом положении. Вход в рубку лодки через верхний люк оказался затруднен, поскольку рубка была загромождена обломками.

Первое проникновение водолазов внутрь корпуса Ghazi было сделано через кормовой аварийно-спасательный люк. Он был легко открыт, но кормовой (седьмой) отсек оказался уже полностью затопленным, а многие трубопроводы в нем были повреждены. Этот хаос труб затруднял продвижение водолаза по лодке. Водолазу удалось оттуда проникнуть только в провизионное помещение.

Наконец, 7 декабря в 11.55 водолазам удалось проникнуть в прочную рубку лодки через верхний рубочный люк (при этом для удаления загромождающих проход обломков, по сведениям индийского коммодора Маниана, была использована пластиковая взрывчатка). В рубке были обнаружены четыре раздувшихся трупа, которые были подняты на поверхность и позднее захоронены в море с подобающими воинскими почестями. Лодочные часы навсегда остановились на 00.15. Также из рубки были подняты ценные документы, включая навигационный журнал (с номером PN83), штурманский блокнот и карты. Вместе с другими материальными "доказательствами" и трофеями с Ghazi (включая находивший в рубке флаг лодки) эти документы были утром 8 декабря посланы в Дели специальным самолетом, прибывшим в Вишакхапатнам еще 6-го числа.

9 декабря министр обороны Индии сделал официальное сообщение в парламенте о "потоплении" Ghazi. Именно тогда в Пакистане впервые узнали о судьбе лодки, последний раз выходившей на связь две недели назад. После этого10 декабря пакистанское министерство обороны выпустило краткое коммюнике, сухо сообщавшее, что подводная лодка Ghazi "была потеряна на переходе из Карачи в Читтагонг" и что связи с ней не было с 26 ноября.

Так что же послужило причиной гибели пакистанской подводной лодки Ghazi и 82 членов ее экипажа? Точный ответ на этот вопрос, как и в большинстве подобных случаях, уже никогда не будет получен. Тем не менее, совершенно очевидно, что лодка затонула в результате катастрофического внутреннего взрыва, произошедшего в носовой части. Предположительно, взрыв произошел в тот момент, когда Ghazi готовилась приступить к постановке мин на фарватере, ведущем в порт Вишакхапатнама. Здесь следует отметить, что одни индийские источники отрицают то, что лодка успела выставить хотя бы одну мину, однако согласно статье В.Гарри, две или три мины все-таки были выставлены с интервалом примерно 150 метров на глубине 30 метров, причем мины были оснащены прибором кратности.

Тем не менее, большинство мнений сходятся на том, что атака глубинными бомбами эскадренным миноносцем Rajput была произведена примерно за 10-15 минут до катастрофического взрыва на субмарине и не являлась непосредственной причиной гибели лодки (о противоречиях относительно описаний этой атаки уже сказано выше).

В конечном итоге, оценки индийской стороны сводятся к трем главным версиям:

    1) взрыв торпед или мин в торпедных аппаратах и на стеллажах первого отсека лодки вследствие удара о грунт при уклонении от атаки эсминца Rajput;
    2) самопроизвольный взрыв мин при постановке или при подготовке к постановке - либо вследствие сотрясений, полученных минами от взрывов глубинных бомб, сброшенных Rajput, либо вследствие каких-либо технических неполадок, либо вследствие каких-либо неправильных действий личного состава вследствие отсутствия у него опыта обращения с минами;
    3) взрыв водорода из аккумуляторной батареи в первом отсеке.

К первой версии склонялись многие индийские военно-морские специалисты как в штабе Восточного командования, так и главном командовании ВМС.

Разделял ее и вице-адмирал Кришнан, который писал:
"Ghazi, вероятно, подвсплыла на перископную глубину или в позиционное положение, чтобы определить свое место, что было затруднительно вследствие выключения всех навигационных огней. В этот момент, видимо, она увидела либо услышала эскадренный миноносец, приближающийся к ней почти на встречном курсе. Это производит пугающее впечатление и в лучшее время, и она нырнула в большой спешке, одновременно резко переложив руль, чтобы уйти мористее. Возможно, что при этом экстренном погружении ее нос ударился о грунт на мелководье. Вероятно, что в результате в носовой части лодки произошло воспламенение - а там, видимо, находились мины в дополнение к торпедам со вставленными взрывателями".

Принимавший участие в водолазных работах на Ghazi с борта Nistar лейтенант (впоследствии коммодор) Вимал Кумар, опирающийся на какие-то неопубликованные индийской стороной документы с лодки, сообщает:
"Взрыв произошел в первом отсеке. Все разрушения были направлены вовне. Я хорошо помню, что когда эта картина была сопоставлена с неудачными испытаниями мин [неясно о чем речь], то был сделан вывод, что мины внутри лодки взорвались либо при постановке, либо при подготовке к постановке мин.
Так или иначе, мы были очень уверены из сообщений Ghazi, что они имели некоторые проблемы с минами, и поэтому мы заключили, что взрыв мог произойти только из-за мин.
Что касается взрыва водорода, то это очень легкий газ, очень хорошо растворимый в воде и хорошо распространимый. Поэтому если происходит взрыв водорода, то он происходит везде, куда распространяется водород. Но в данном случае взрыв имел место только в первом отсеке. [Следующий] отсек, имевший аварийно-спасательный люк, был неповрежден [изнутри] и не взорвался. Поэтому я думаю, что произошел взрыв мин".

В то же время индийский подводник коммандер Шафи Саяд, находившийся на борту Nistar во время спасательной операции в качестве консультанта, высказывался в пользу именно взрыва водорода:
"На мой взгляд, вероятной причиной взрыва, который привел к гибели Ghazi, было накопление водорода, которое имеет место в течение нормальной зарядки и разрядки аккумуляторный батарей. Подводная лодка такого водоизмещения, как Ghazi, имела батарею примерно в 350 тонн. В 1900-тонной поводной лодке, имеющей 350-тонную батарею, взрыв водорода может привести к серьезным повреждениям. Воздействие на корпус, как было описано водолазом, было таковым, что корпус как бы был вскрыт изнутри. Края пробоины рваные. Раскол был продольный, идущий по длине лодки. В остальном подводная лодка была не повреждена, если не считать открытого раскола от носа до рубки. Взрыв не привел к полному разрушению корпуса на части. Он был неповрежден. По описанию водолаза, носовая часть не была оторвана.
...Если бы 6 или 8 торпед, которые она имела в носовых торпедных аппаратах, или торпеды на стелажах, взорвались бы, то подводная лодка целиком выскочила бы из воды, ничего не осталось бы. Но здесь была целая лодка, лежащая на дне".

Старший тогда по должности индийский подводник командующий индийской 8-й эскадры подводных лодок кэптен Субра Маниан, хотя также считал взрыв водорода весьма вероятным, но в то же время не исключал и возможности взрыва мин на Ghazi.

Так или иначе, гибель подводной лодки Ghazi в первую же ночь войны 1971 года стала мрачным предвестием для ВМС Пакистана и имела во многом катастрофические последствия для баланса военно-морских сил обеих сторон в Бенгальском заливе, еще больше осложнив положение пакистанских сил в Восточном Пакистане. С ликвидацией единственной реальной угрозы со стороны противника у индийского Восточного флота оказались развязанными руки. В течение последующих 12 дней авианосная группа во главе с Vikrant беспрепятственно оперировала у побережья Восточного Пакистана, осуществляя его тесную блокаду и нанося удары по наземным целям, внеся немалый вклад в полное поражение пакистанской группировки на территории будущей Бангладеш.

В самом Пакистане моряки погибшей подводной лодки были объявлены героями, "пожертвовавшими жизнями за свою страну в неустанном преследовании врага". Новая штаб-квартира командования ВМС Пакистана, перенесенная вскоре после окончания войны 1971 года из Карачи в Исламабад, получила в честь командира Ghazi название PNS Zafar. Его же именем была названа и столичная улица, ведущая к району, где проживают офицеры командования ВМС.


мемориал "Victory at Sea" в Вишакхапатнаме

В индийском же Вишакхапатнаме был установлен монумент с гордым названием "Victory at Sea" в честь гибели неприятельской подводной лодки. После войны 1971 года с американской и советской стороны поступали предложения оказать Индии помощь в подьеме Ghazi, однако индийское правительство отказалось от них, предоставив корпусу первой пакистанской подводной лодки медленно погружаться в ил на месте своей гибели на дне бухты Визаг вблизи Вишакхапатнама.


Источники:

Harry B. The Sinking of the Ghazi. - "Bharat-Rakshak Monitor", Volume 4(2) September-October 2001. - http://www.bharat-rakshak.com/MONITOR/ISSUE4-2/harry.html

Hiranandani G. M. Transition to Triumph: History of the Indian Navy 1965-1975. - New Delhi, 2000.

Official 1971 War History. - New Delhi, б/д.

The Story of the Pakistan Navy 1947-1972. - Islamabad, 1991. - В фрагментах с: http://www.pakdef.info

Материалы сайтов:
http://www.bharat-rakshak.com
http://indiannavy.nic.in/
http://www.paknavy.gov.pk/
http://www.pakistanidefence.com
http://www.pakdef.info

Фотографии взяты с сайтов:
http://www.bharat-rakshak.com
http://www.pakdef.info

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

нравится ли Вам новое на Альманахе
 

Реклама:
На сайте собрано порядка 1500 тем для статусов и цитат